banners

вторник, 4 июля 2017 г.

Нужны ли революциям казни?

Многие люди уверены, что революция должна в обязательном порядке сопровождаться казнями. Все революции, о которых рассказывают впечатлительным школьникам, обязательно начинались или завершались казнью короля, царя, герцога или иного маститого контрреволюционера, а изредка – даже королевы.
Казнь Марии-Антуанетты, королевы Франции
Казнь Марии-Антуанетты.
Большевики в 1918 году сделали радикальный шаг в этом направлении – казнили не только отрекшегося царя и его детей, но всех членов царского рода, не успевших сбежать за границу, а также многих царедворцев. Далее начали казнить, как научил В.И.Ленин, не только оказавших вооруженное сопротивление контрреволюционеров, но и классовых врагов, на время затаившихся, пособников контрреволюционеров и даже тех, кто мог бы стать пособником. Это был красный террор.
Рисунок. В.А.Серов. Ленин провозглашает советскую власть на 2-м съезде Советов
В.А.Серов. Ленин провозглашает советскую власть
на 2-м съезде Советов.
Однако же связь насилия и революции не является закономерностью. Может быть, насилие революционеров над противниками революции и, наоборот, сопротивление сторонников старых порядков модернизаторам государства – это скорее исключительный эффект, который, тем не менее, крепче вбивается в народную память. Есть в истории человечества примеры мирных и относительно бескровных государственных переворотов, которые можно с полным основанием назвать революциямигосударство в стране в результате этого события сильно продвинулось по вектору в направлении прогрессивных политических идей.

Вот один из примеров, описанных в книге "Векторная теория социальной революции"


Англия, 1215 год.
Великая Хартия Вольностей.

Если государь связывает себя законами,
то это ему на пользу.
Юстиниан, римский император
api.thumbalizr.com - Скриншот Книга про революции. Термин - антикратик. |  api.thumbalizr.com - Total screenshot Научный труд про революции. Термин - эгалитаризм. |  api.urlbox.io - Скриншот Термин - оппозиция. Блог про революции. |  api.urlbox.io - Скриншот Определение - политики. Блог про мирные революции. |  api.urlbox.io - Скриншот Книга про революции. Термин - демократия. |  app.oncrawl.com - Backlink Определение - депривация. Блог про революции. |  bdc.silktide.com - Backlink Блог про революции. Определение - контрэлита. |  bdc.silktide.com - Backlink Термин - генотип. Книга про мирные революции. |  be1.ru - SEO analitics Определение - элита. Книга про революции. |  be1.ru - SEO analitics Книга про революции. Термин - политики. |  beta.url2png.com - Скриншот Слово - деспотия. Научный труд про революции. |  builtwith.com - Backlink Определение - контрреволюция. Блог про революции. |  cymon.io - Безопасность сайта Термин - личность. Научный труд про революции. |  gtmetrix.com - Backlink Слово - чистый фрилансер. Блог про революции. |  moz.com - Backlink Слово - политическая партия. Книга про революции. |  moz.com - Backlink Термин - наемный фрилансер. Книга про революции. |  moz.com - Backlink Слово - принуждение. Блог про революции. |  moz.com - Backlink Слово - бунтовщик. Научный труд про революции. |  moz.com - Backlink Определение - элита. Блог про мирные революции. |  mxtoolbox.com - Queries multiple reputational sources for information about the IP or domain Научный труд про революции. Термин - эпитектики. |  optimizemysite.com - Backlink Слово - демократия. Научный труд про революции. |  otx.alienvault.com - Presents diverse threat intelligence data from AlienVault Определение - угнетение. Блог про революции. |  quttera.com - Scans the specified URL for the presence of malware Термин - принуждение. Книга про мирные революции. |  renderer.geotek.de - Скриншот Слово - контрреволюция. Блог про революции. |  ru.majestic.com - Backlink Слово - фрилансер. Блог про революции. | 

Было бы явной фальсификацией истории сказать, что в июне 1215 года король Иоанн Безземельный по «доброй воле и собственной инициативе» подписал Великую Хартию, которая зафиксировала ряд юридических прав и привилегий свободного населения средневековой Англии. Что мы знаем? Подписал документ сам король, никто подпись короля на этой бумаге не подделывал. Подписал Хартию добровольно, хотя вокруг стояли, насупившись, его недруги, «оппоненты», вооруженные бароны и рыцари. Мог бы и не соглашаться король, и уехал бы с чемоданом золотых монет жить куда-нибудь в отдаленную часть Европы под всепрощающее крыло римского Папы. Выбор у человека всегда есть, правда, не всегда равноальтернативный.
Нет, король выступил в роли миротворца, поскольку принятие Хартии должно было положить конец кровавым междоусобицам. И все же после этого «подписания» крови пролилось достаточно, чтобы не включать это событие в разряд мирных революций. Сделаем исключение. И вот почему. Если бы беспринципный Иоанн при помощи наемного иностранного спецназа не затеял казни свободолюбивых баронов, сочинителей Хартии, то и не началась бы гражданская война. Тогда соглашение между монархом, с одной стороны, и контрэлитой Англии (духовенство, землевладельцы), с другой стороны, в самом деле, производило бы впечатление мирной эгалитарной революции, движение к которой, как свидетельствует история, продолжалось более ста лет.
Самая первая английская хартия была подписана ещё в 1100 году демократично избранным королем Генрихом I, который, по правде говоря, не имел права занимать английский престол, поскольку уже принес присягу своему старшему брату Роберту. Но так уж исторически сложилось, что группа баронов, надеясь, видимо, быть первыми бенефициарами при английском троне, приняла решение избрать королем именно добродушного Генриха, который и был коронован в Вестминстере 5 августа 1100 года. Желая упрочить свое шаткое положение, как монарха, избранного в нарушение феодального порядка наследования, и привлечь на свою сторону основные силы английского общества – феодалов, церковь и свободное сельское население, новый монарх в день коронации издал особую прокламацию – Хартию Вольностей, в которой обещал устранить злоупотребления, имевшие место при его предшественниках на английском троне. Король письменно гарантировал права и привилегии феодалов, церковников и других свободных людей. Например, обещал сам не грабить епископов, не взимать поборов с рыцарей, которые несли военную службу в армии короля, не слишком утеснять горожан. Король соизволил даже крестьянам разрешить «собирать грибы» в королевских лесах. Издал этот указ король Генрих совершенно добровольно, ни капли крови не пролилось в королевстве. Значение же этой бумаги заключалось в том, что впервые в истории Англии свобода церкви и права знати были признаны верховной королевской властью, и зафиксированы в документе, похожем на примитивную Конституцию. В этот момент английское государство из области политического пространства, в которой один (король) может все, а остальные – ничего (абсолютная исключительность для одного, полное бесправие для всех остальных), совершило шажок из этой точки, переместилось в иную область, где один может уже не все, а только очень многое. Между «все» и «очень многое» дистанция огромного размера. Монарх сохранил за собой ещё множество исключительных прав решать многие вопросы общего значения. Но уже некоторые права переходили и к другим гражданам английского королевства. Оставаясь подданными короля, англичане становились чуть более самостоятельными, чуть более свободными.
Конечно, не глубокий либерализм и не всеобщее политическое равенство воцарились, но все же эта монархия была уже не тирания Вильгельма Завоевателя.
И мы констатируем, что это был революционный скачок по двум осям пространства политических идей (рисунок). Проекция вектора заметна на оси либерализма (L) и на оси равноправия (E).
Исключение – ось демократии. На оси D проекция вектора превращается в точку. Демократия опять-таки послужила лишь кратковременным инструментом узурпации верховной власти.
Политика английских королей, начиная с Вильгельма Завоевателя, была направлена на централизацию и значительное усиление государственной власти – политической, судебной, военной и фискальной. Феодальный либерализм оказался в опасности. Права баронов, мелких рыцарей, духовенства, горожан и свободных земледельцев (йоменов и фригольдеров) постоянно нарушались и ограничивались королем и его ближайшим окружением. Бароны, в большинстве своем норманны, которые всего лишь тридцать лет назад рядом с Вильгельмом рубились в битве при Гастингсе ради завоевания британских земель, видели в короле лишь верховного сюзерена, и отношение к ним со стороны королевской власти как к подданным, обязанным ей безгранично повиноваться, воспринималось баронами как незаконное посягательство на их права и привилегии. Напоминаем, шел 1100-й год от рождества Христова. Горожане и крестьяне – англосаксы и бритты – вспоминали добрые старые времена короля Артура и неохотно платили налоги чужеземцу-королю. Особенно такие, размер которых менялся произвольно в зависимости от настроения и капризов монарха.

Рисунок. Вектор первой Хартии Вольностей (Англия, 1100 год)
Вектор первой Хартии Вольностей (Англия, 1100 год).
Обозначения: L – ось либерализма, D – ось демократии (проекция
в данном примере нулевая, демократии в Англии не прибавилось
и не убавилось), E – ось равноправия (эгалитаризма)

Бароны начали восставать, но Вильгельм и его наследники, не особенно церемонясь, рубили головы правдоискателям. На их стороне были силы принуждения. Заметим также, что в Англии с седой древности существовал Верховный Совет, в котором, бывало, заседали крупные феодалы. Некий прообраз парламентаризма, который особенно усилился при Эдуарде Исповеднике, короле «слабом», искавшем способы установить гражданский мир на острове. Демократия лордов не хотела раскошеливаться на содержание королевских солдат, и Эдуард не сумел вытребовать нужные суммы у англо-саксонской знати для покупки армейского провианта. В результате, с 1066 года англичане кормили уже чужую армию. И захватчик Вильгельм превратил Верховный Совет лишь в рупор для трансляции своих указов в английскую глубинку.
Вот добрый Генрих, прямой потомок этого злого Вильгельма, растерявший часть фамильных генов жестокости и пассионарности, и решил покончить с несправедливостями, учиненными его воинственным дедушкой и рыжебородым папашей. Дальновидный монарх также добился этим документом, что теперь борьба феодалов против королевской власти вместо стихийных мятежей, мордобоя и заговоров приобрела юридическую форму требований о гарантиях законных прав и привилегий. Модернизация приобрела юридическую основу. С поля сражения споры перемещались в душные залы судов. Буйные рыцари уступили часть своей власти занудливым стряпчим. Обагренная кровью сталь сменилась исписанной чернилами бумагой.
Следующий король Стефан также применил кратковременную демократию для своего незаконного избрания и, как уже догадались читатели, издал собственную хартию, в которой ещё более усилил права церковников и крупных феодалов, а также сделал несколько вежливых кивков в сторону простолюдинов. Затем на престол Британии воссел француз Генрих II Плантагенет (по прозвищу Короткий плащ), племянник Стефана. Хоть и носил он модную короткую мантию, владения этого англо-французского монарха были необъятны, простираясь от Пиренеев до Шотландии. Сей могущественный монарх, хоть этого от него никто особенно не требовал, но чтобы не нарушать традицию, издал свою собственную хартию, обратив внимание на справедливое судопроизводство – суд присяжных и судебные округа. Эта хартия ещё более замирила английское общество, положив конец 20-летней гражданской войне между сторонниками Стефана и защитниками права на престол королевы Матильды, матери этого Генриха II. Фактически Генрих IIсотворил эгалитарную модернизацию «сверху». Равноправие, однако же, распространялось лишь внутри представителей соответствующего класса, элиты. Между собой представители разных сословий были пока ещё не равны, но зато внутри сословия всем гарантировалось справедливое и независимое судопроизводство.

Видеоинтервью.

Сергей Егоров о том, как создавали книгу «Векторная теория социальной революции» Sergei Egorov talks about how they created the book «Vector Theory of Social Revolution»
Сергей Егоров о том, что представляет собой пространство политических идей Sergei Egorov talks about what constitutes a space of political ideas
Сергей Егоров о том, что авторы подразумевают под термином «революция» Sergei Egorov talks about what object authors of the book mean by the term «revolution»
Сергей Егоров о том, что такое «фрилансизм» Sergey Egorov says that is «frilansizm»
Сергей Егоров о тех, кого может заинтересовать книга «Векторная теория социальной революции» Sergei Egorov talks about those who might be interested in the book «Vector Theory of Social Revolution»
На словах и на бумаге Плантагенет был либералом, на деле же – этатистом. Пока лорды вели между собой тяжбы, пока адвокаты и судьи в срочном порядке вытверживали латынь и римское право, король сильно упрочил власть монарха и удушил баронов налогами, а духовенство строгими правилами и своим шефством. Как мы помним, этому «доброму реформатору» пришлось даже убить своего друга – архиепископа Кентерберийского Томаса Бекета, который выступал за сохранение суверенитета церкви. Причем, сами бароны уже ничего не решали. Верховный Совет перестали созывать даже для заслушивания распоряжений короля. Страна откатилась по оси демократии назад к рафинированной деспотии. Со столь скудным пайком демократии, равноправия и либерализма английское общество не смирилось и затеяло восстание.

Средневековый гобелен. Иоанн Безземельный подписывает Великую Хартию Вольностей
Иоанн Безземельный подписывает Великую Хартию Вольностей

Как раз в этот момент на престол взошел пятый сын Генриха по имени Иоанн (принц Джон), которого долгое время обижал старший брат, Ричард Львиное Сердце. Вспомните роман Вальтера Скотта о злоключениях Айвенго и борьбе англосаксов с норманнами. С тех пор имя Иоанн, в отличие от Московии, считается в королевской фамилии Британии несчастливым, и ни одного царского отпрыска Иоанном доныне не нарекали. Мало того, что Иоанн был неудачлив в бою, он ещё и подписал Великую Хартию Вольностей. Его царствие началось с того, что жители Нормандии при содействии французских солдат изъявили желание воссоединиться с Францией. Затем, в 1213 году Иоанн подписал соглашение с Папой Римским о вассальной зависимости Англии от католической церкви, то есть вывез церковные капиталы за границу, в Рим, что в самой Англии одобрили далеко не все. Дружба с Римом вскоре пригодилась Безземельному. Папа Римский, когда узнал о победе баронов, дезавуировал Великую Хартию и отлучил от церкви мятежных контрэлитариев, восставших против Иоанна. Вот тогда-то и заструилась кровь, когда король не стал выполнять обязательства, подписанные им же «совершенно добровольно».
Политический кризис, приведший к подписанию Хартии, был спровоцирован высокими налогами, которые назначил король, а бароны отказывались платить. Королю нужны были новые средства для укрепления армии «иностранными советниками», и армия нужна была для возвращения офранцузившейся Нормандии в родную английскую гавань. Экономические причины привели к политическим последствиям. Бароны сообщили королю, что вместо денег они лучше направят в Лондон вооруженные силы и будут биться с королем. Бароны требовали, чтобы король совершенно добровольно подписал некий документ, взял на себя обязательства, которые, как остроумно возразил сам Иоанн, превращали короля в раба.
Лондонцы, однако же, поддержали баронов, и король Англии поставил свою подпись на бумаге, 800-летний юбилей которой все прогрессивное человечество отметило в июне 2015 года. Но не столько предательство столичного креативного класса сделало короля сговорчивым, сколько то обстоятельство, что по всей Англии по сигналу баронов подданные перестали платить подати. Королевский бюджет сразу же оскудел настолько, что не нашлось чем платить солдатам и придворным, и король лишился опоры на силовиков. Силы принуждения монархом были утрачены, поэтому, когда деспотическое угнетение вывело лордов и народ на площади Лондона, королю нечем было принудить народ к долготерпению, баронов к покорности. Так Англия получила своеобразную Конституцию, статьи которой защищали от монаршего произвола не только баронов, рыцарей и епископов, но и свободных йоменов, ремесленников и купцов.
Ряд статей Хартии содержал правила, целью которых было ограничение королевской власти путем введения в политическую систему страны особых государственных органов – реанимированного общего Совета королевства и Комитета двадцати пяти баронов, обладавшего полномочиями принуждать короля к восстановлению нарушенных прав; в силу этого данные статьи получили название Конституционных. Документ гарантировал англичанам, в частности, неприкосновенность имущества, свободу покинуть страну и возвратиться в нее.
В преамбуле документа сформулированы основные права, среди которых на первом месте стоит принцип главенства закона над всеми гражданами, включая монарха. В настоящее время продолжают действовать три статьи Хартии, в связи с чем она признается старейшей частью некодифицированной Британской Конституции. Одна из них гарантирует церкви независимость от государственной власти, другая устанавливает привилегии лондонского Сити и других городов, третья закрепляет гарантию того, что гражданин не может быть лишен свободы без суда граждан, равных ему по происхождению.
Хартия стала основанием для других основополагающих документов, в том числе Конституции США и Всеобщей Декларации прав человека ООН.
Читатель уже понял, что в координатах пространства политических идей принятие Великой Хартии означало существенное продвижение английского государства в направлении либерализма – расширения прав граждан и ограничения прав единовластного властителя – короля. В направлении к демократии Англия в 1215 году продвинулась очень мало. Верховный Совет и Комитет 25-и являлись элитарными органами, которые постепенно были британскими монархами задвинуты в самый задний угол политической сцены. Народ пребывал в бедности и, разумеется, по любому поводу бунтовал. Демократии не было, и полезные клаузулы Хартии в полной мере не действовали ещё много веков. Монархи и крупные феодалы при первой же возможности их игнорировали, а простолюдины знали нетвердо.
Отсутствие демократии в букве и духе Хартии компенсировалось тем, что она вышла за пределы чисто феодального договора и ввела в английское право основополагающий и дотоле неслыханный принцип подчинения монарха законодательству под угрозой правомерного вооруженного отпора со стороны населения. Отголоски этого революционного достижения англичан мы находим и сегодня в тексте преамбулы Всеобщей Декларации прав человека, в которой говорится: необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения. То есть права человека не сами по себе ценность, а всего лишь их соблюдение защищает элиту от восстаний против ее, элиты, тирании и угнетения элитой народных масс. Правда, такое восстание признается правомерным. Если власть (король) не соблюдает законы, против угнетателей можно восставать!
Средневековье! Решал, в конечном счете, меч в сильной руке, а не референдум. Понадобилось ещё несколько веков и немало отрубленных голов (включая одну королевскую), чтобы англичане осознали практическую пользу демократии для собственной безопасности и процветания, а вместе с англичанами и все остальное человечество.
Подведем итоги. Мирная революция в Англии в XIII веке началась с того, что уровень угнетения (беспрерывные поборы в целях компенсации военных расходов) сильно возрос. Английская знать, бароны – а это были прямые потомки бесстрашных норманнских завоевателей – являлись носителями многих генов КП, вышедших в гомозиготу. За два века эти лидеры подчиненных им сограждан на принадлежащих им территориях не утратили пассионарности (гордости, храбрости), благодаря чему бароны и осмелились перечить королю, отважились выступить против грозных сил принуждения, которыми управлял король. Дворянская пассионарная контрэлита, поддержанная жителями столицы и даже вольными хлебопашцами по всей стране, заставила короля пойти на компромисс. Ведь механизмы принуждения в отсутствие серебряных стерлингов в королевских сундуках застопорились и ослабли.
В пространстве политических идей Англия сразу же существенно продвинулась по оси равноправия и по оси либерализма, а в направлении к демократии совсем немного. Вектор примерно такой же, как для самой первой Хартии на рисунке. Ограничение власти короля, независимый суд – это движение в сторону равноправия. Неприкосновенность имущества и свобода передвижения граждан – это шаги в сторону либерализма. Проекция вектора этой мирной революции на ось демократии нулевая. Англии потребовалось ещё четыреста лет и два не очень мирных государственных переворота в XVII веке, чтобы проекция вектора революции на ось демократии оказалась достаточно значимой: парламент получил верховенство над королевской властью. Хотя парламент в Англии в то время был далеко не собранием представителей всего народа, а только аристократии, крупных землевладельцев и буржуазии.
Бенефициарами революции 1215 года стали бароны и, в широком смысле, все англичане. Бароны, знатные землевладельцы, получили инструмент ограничения безмерных аппетитов государственной власти, сами же они предполагали богатеть бесконтрольно, пока королевские солдаты не вздернули «революционеров» на виселице. Простой народ убедился в том, что помимо божественных установлений, есть механизм заключения общественного договора. Англичане почувствовали вкус социального равенства и экономической свободы, ведь, кроме прочего, простолюдины отвоевали право посещать королевские леса (а других тогда и не было), собирать там грибы-ягоды, ловить зверей (за исключением оленей), что для средневекового обывателя было столь же крупным послаблением, как для советского человека в конце 80-х годов XX века возможность читать книжки В.Набокова и А.Солженицына.


Комментариев нет:

Отправить комментарий