banners

пятница, 6 октября 2017 г.

Вид из Италии на русскую революцию

Джульетто Кьеза (Giulietto_Chiesa)
Джульетто Кьеза (Giulietto_Chiesa)
Итальянский журналист Джульетто Кьеза (Giulietto_Chiesa), 77-летний коммунист, московский корреспондент газет «Унита» (1980—1990) и «Ла Стампа» (1990—2000), известный в России как сторонник политики Кремля, в 2016 году издал книгу "Путинофобия". На обложке книги  "Путинофобия" помещены два вопроса: "Действительно ли Россия Владимира Путина является врагом Запада номер 1? И не является ли она его единственной, последней надеждой?" Книгу итальянский политик начала писать давно. Ещё в декабре 2014 года он был задержан в Таллине эстонской полицией. В Таллин Кьеза прибыл для участия в заседании медиа-клуба «Импрессум», где должен был выступить с речью на тему «Стоит ли Европе бояться России?»

В 1917 году этот итальянец обсуждает события 100-летней давности.

Почитаем.

Джульетто Кьеза (Giulietto Chiesa): 

- Об этом будут много говорить в ближайшие два месяца. В России запланированы десятки мероприятий в честь юбилея — это учебные мероприятия, события, предназначенные для размышления и устрашения, реконструкции. В некоторых из этих мероприятий меня пригласили участвовать, и я приму приглашение. Одним из них стала издательская инициатива журнала «Мир перемен», главным редактором которого является академик-экономист Руслан Гринберг. Единственное, что еще не известно, — это как будет праздновать столетие Октября Владимир Путин. Я буду держать вас в курсе. Пока я публикую здесь свои ответы на вопросы этого журнала. Это не последнее, что я напишу в ближайшие месяцы. Однако, возможно, эта «проба» будет полезна тем, кто интересуется этим вопросом. Вот вопросы и мои ответы на них.

IL Fatto QuotidianoIL Fatto Quotidiano
Демонстрация, посвященная 97-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции


© РИА Новости, Виталий Белоусов | Перейти в фотобанк


Россия, столетие Октябрьской революции.
Какую роль она сыграла и что значит сегодня.


Руслан Гринберг:

— Какую оценку Вы можете дать октябрю 2017 (вероятно, 1917 — прим. ред.) и всему советскому периоду России и почему? Великая революция или преступный государственный переворот?

— Я не считаю, что важное историческое событие можно судить, руководствуясь категориями морали. Этому учил великий советский и российский историк Александр Зиновьев. А Никколо Макиавелли изобрел, отталкиваясь от той же основы, политическую науку. Термин «преступный переворот» относится к этой непродуктивной категории суждения и чужд мне. То, что Октябрьская революция была невероятно важным событием всемирной истории, совершенно очевидно. Революция оказала решающее влияние на историю XX века, определив все дальнейшие события всемирной истории. Это влияние продолжает определять всемирную историю до наших дней. Я считаю, что сегодняшней России не существовало бы, не было бы ее силы, мирового влияния и отличительных особенностей, если бы не произошла Октябрьская революция. И это несмотря на то, что в 1991 году Советский Союз был уничтожен, и в Россию вернулся капитализм.

Рассматривать весь советский период как чудовищную ошибку или даже как преступное деяние значит игнорировать участие широких масс российского народа в этом событии. Оно, разумеется, было отмечено масштабным насилием и убийствами, но в то же время стало точкой отсчета и источником надежд для всех угнетенных народов мира. Историю советской революции и ее окончания еще предстоит написать. То, что известно нам, — это история победителей, которая, как известно, никогда не бывает правдой.

— Какие уроки современный российский независимо мыслящий интеллигент мог бы извлечь из опыта Октября и советской власти, чтобы не повторять ошибки прошлого?

— Загвоздка этого вопроса состоит в выражении «независимо мыслящий российский интеллигент». Независимо мыслить — очень сложное и редкое умение в нашем современном мире, где практически всецело господствует единственный западный образ мыслей. Советская и российская интеллигенция, как мне кажется, все еще находится под влиянием русофобских англосаксонских идей. Она застряла в самоанализе и зациклилась на своих личных интересах, а не на интересах страны, а главное, она не способна анализировать состояние мира в целом, в то время как «Империя добра», как некритически принято ее воспринимать, переживает свою агонию. Находясь под влиянием врагов российского народа, его истории и его духа, трудно не повторить ошибок прошлого.

— Видите ли вы аналогии между сложившейся сейчас (в 2017 году) ситуацией в России и 1917 годом?

— Быть может, какую-то отдаленную аналогию провести можно. В 1917 году на мировой сцене появилась новая сила. Запад понял, что она может представлять опасность для его господства, у которого до этого не было никаких конкурентов, и стал активно, но безуспешно ей противодействовать. Он все верно почувствовал. Октябрьская «зараза» произвела на свет китайскую революцию. Сегодня мы видим, что еще один гигант противостоит Западной империи. Сегодня Россия воскресла как политическая и военная держава (но не экономическая). Она представляет непреодолимое препятствие для планов мирового господства Империи. Вот единственная аналогия, которую я могу провести. Думаю, Запад не способен понять и принять существования равных ему по уровню собеседников. Такая слепота — серьезная проблема для всего мира.





Революционер – это политик, недовольный системой власти и желающий осуществлять властные полномочия, активно выступающий против существующего в стране устройства власти. Революционеры целенаправленно стремятся к власти и активно желают изменить само устройство, функционирование власти.

Революционная ситуация – это политическая обстановка, предшествующая революции и характеризующаяся массовым революционным возбуждением, включением большого числа людей в активную борьбу против элиты. Революционная ситуация возникает, если в стране один из факторов бунта - риаторов - достиг предела долготерпения народа.

Революция, социальная революция – это заметное позитивное перемещение страны в политическом пространстве за короткий промежуток времени. Производное от лат. revolutio – поворот, переворот.
Позитивное перемещение – это перемещение хотя бы по одной оси политического пространства в направлении либерализма, демократии, равноправия. Коротким мы можем признать промежуток времени в несколько лет, не более пяти.

Видеоинтервью.

Сергей Егоров о том, как создавали книгу «Векторная теория социальной революции» Sergei Egorov talks about how they created the book «Vector Theory of Social Revolution»
Сергей Егоров о том, что представляет собой пространство политических идей Sergei Egorov talks about what constitutes a space of political ideas
Сергей Егоров о том, что авторы подразумевают под термином «революция» Sergei Egorov talks about what object authors of the book mean by the term «revolution»
Сергей Егоров о том, что такое «фрилансизм» Sergey Egorov says that is «frilansizm»
Сергей Егоров о тех, кого может заинтересовать книга «Векторная теория социальной революции» Sergei Egorov talks about those who might be interested in the book «Vector Theory of Social Revolution»

Комментариев нет:

Отправить комментарий